Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Рейтинг Рунета попросил интервью у компании «Петрович» на тему выбора подрядчиков — получилась очень интересная и спокойная беседа о том, как правильно интегрировать внешних разработчиков в проекты, и почему агентствам нужно заниматься пиаром, но не нужно ждать, что после публикации статьи сразу же посыпятся лиды.


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

На вопросы отвечали Игорь Заиченко, руководитель группы маркетинговых проектов, и Екатерина Гвоздева, руководитель PR-службы «Петровича».

Игорь, расскажите пожалуйста про ваш опыт работы на стороне клиента.


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Игорь Заиченко руководитель группы маркетинговых проектов «Петровича»

Я руковожу экосистемой сервисов для строительства и ремонта «Петрович.Дом». В основном, это Digital-продукты (сайты, мобильные приложения, внутренние информационные системы).

Разработку, как правило, мы делаем сами, у нас есть структурированный стек технологий. А вот для задач, которые касаются фронтенда, пользовательской стороны продуктов (дизайн, интерфейс и т.д.) иногда привлекаем агентства, аутсорс-компании и отдельные команды.

Прежде чем приступить к сотрудничеству, оцениваем портфолио, профессиональные компетенции исполнителей, просим доступ в репозиторий, делаем ревью. Если качество устраивает нашу команду, то приступаем к совместной работе.

В каких случаях отдаете разработку на аутсорс?

Я думаю, что мы не уникальны. Разработка — это всегда ограниченный ресурс, а бэклог у нас большой.

Когда задача рискует зависнуть по срокам реализации и мы теряем на этом потенциальный доход, то привлекаем сторонних разработчиков. В целом, мы гибко подходим к ресурсам, используем аутстаф, при необходимости усиливаясь ресурсами на месяц, два.

На какие моменты стоит обратить внимание, чтобы хорошо использовать аутстаф?

Если оставить за скобками некоторые банальные вещи вроде часовых поясов, то мы создали несколько правил:

1. Все взаимодействие происходит в наших системах контроля, учета и фиксации документации. Мы решили, что партнеры могут работать в своих программах, но мы фиксируем и ведем учет в наших системах. Jira — трекинг, Confluence — требования, формализация, описание архитектуры.

2. В задачах по визуализации используем наш дизайн-код. У нас практически нет задач, где дизайнеры и проектировщики могут сделать все, что угодно. Мы соблюдаем консистентность, и даже расположение элементов на странице выдвигается как требование. Это позволяет получать предсказуемый и понятный результат.

3. Работа по спринтам. Доступ к репозиторию. Бывают редкие исключения, когда есть первичное техническое задание и модель требований. Как правило, мы используем гибкие методологии и работаем спринтами. И всегда настаиваем на доступе к данным.

4. Просим познакомить нас с конкретными исполнителями: тестировщиками, архитекторами и т.д. Чтобы мы могли посмотреть не на условную компанию и тимлида, а на конкретных людей, которые будут с нами работать. Это принципиально важный момент, потому что от уровня взаимодействия во многом зависит результат. Когда мы подключаем в существующую команду нового специалиста, как правило, уже есть тимлид и команда. Тимлид отвечает за приоритизацию, если возникают нестыковки, подключается продакт. Такая модель хорошо себя зарекомендовала.

Как должна выглядеть продажа аутстафа, чтобы вам было комфортно это купить?

Я могу рассказать, как она не должна выглядеть.

Сейчас в 90% случаев это выглядит так: «У нас есть разработчики, вот их ставки, скажите, кто вам нужен, и мы наберем необходимое количество людей».

Но это плохой подход, потому что это обезличенная информация. Важно понять, кто эти специалисты, над какими продуктами они работали и т.д.

У нас не бывает настолько острой необходимости, чтобы начать сотрудничество с любой аутстаф-компанией. Если требуется, я сам посмотрю рейтинги, например, ваш Рейтинг Рунета», найду команду и пообщаюсь с ней.


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Екатерина Гвоздева руководитель PR-службы «Петровича»

Мы получаем очень много предложений, но все письма со словами «посмотрите, какие мы молодцы», как правило, отправляются в корзину.

Если компания имеет наработки, вес, ей достаточно грамотно присутствовать в информационном поле и рейтингах, «залить» на сайт портфель продуктов, представить команду разработки, указать штатную численность, описать фреймворки и методологии, которые команда использует в работе.

А были такие истории, когда вы раньше не были знакомы с агентством, но увидели интересный кейс в СМИ и сами сделали шаг навстречу?


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Игорь Заиченко руководитель группы маркетинговых проектов «Петровича»

Да, нам встретился продукт одной команды разработки, и когда мы приступили к созданию своего мобильного приложения, то обратились к ним. Как раз тот случай, когда не агентство пришло к заказчику, а наоборот.


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Екатерина Гвоздева руководитель PR-службы «Петровича»

Компания идет на рынок, когда возникает потребность в ресурсе.

Hикто специально не сидит и не мониторит агентские PR-активности.

Сначала рождается потребность в получении некой услуги, потом заказчик интересуется, кто эту услугу сможет качественно оказать.

Анализируется информационное поле, оценивается устойчивость компании, портфель проектов, которые были реализованы в последние годы. То есть, пиар-история работает не одномоментно, пиар — это всегда инвестиция в будущее, в пресс-портрет, в репутацию, которая через время начинает уже работать на тебя.

Агентства как раз часто занимаются пиаром в надежде, что это даст быструю отдачу, что в идеале прямо сегодня к ним зайдут лиды. Вы же имеете в виду, что «пресс-портрет» должен быть в любом случае, и ждать от него немедленного результата не стоит?


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Екатерина Гвоздева руководитель PR-службы «Петровича»

Конечно, не стоит. Если компания появилась вчера/сегодня, то как партнера большого проекта её вряд ли рассмотрят.

Заказчику важно понимать, что команда устойчивая, реализовала много кейсов, не боится рассказывать про бэкграунд, ошибки и т.д. В публичную историю вкладываться важно, но без расчета на сиюминутную выгоду.

Но ведь есть же агентства, которые мало заметны публично, они просто тихо сидят и работают. По идее, такая позиция тоже имеет право на жизнь?


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Екатерина Гвоздева руководитель PR-службы «Петровича»

Если у ребят есть классный заказ, они сидят и тихо «пилят» какой-то продукт, тогда им, конечно, это не интересно.

Мы же говорим про рынок, здесь не должно быть иллюзий. Если подрядчик нуждается в работе, заказах, портфолио, то не получится не быть частью этой истории, сообщества и работать вне его.

Что вы думаете об агентских рейтингах? Игорь выше сказал, что при необходимости может воспользоваться Рейтингом Рунета (нам приятно), но если можно — немного подробнее.


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Игорь Заиченко руководитель группы маркетинговых проектов «Петровича»

У меня нормальное к ним отношение, но позиция в рейтинге — не основной критерий при принятии решения.

С другой стороны, если дополнять слова Кати, то люди, которые присутствуют в рейтингах, работают над ними, добавляют свои проекты и остаются в топах долгое время — это говорит о стабильности.

«Петрович» — крупная компания, серьезный заказчик, у нас большие проекты, которые не заканчиваются на запуске. Есть развитие продуктов, саппорт и еще куча всего. Поэтому нам важно понимать, что подрядчик обладает стабильным мастерством.


                    Как работает с аутстафом «Петрович» и почему нужно «больше жизни» в кейсах агентств

Екатерина Гвоздева руководитель PR-службы «Петровича»

Система рейтингов работает на рынке в целом, а не только в вебе, диджитале и разработке.

Если провести аналогию с нами, то мы компания, которая комплектует стройки, работает с застройщиками всей страны, прорабами, и при этом позиционирует себя как онлайн-ретейлер. Интересно нам присутствовать в рейтинге крупнейших интернет-магазинов страны? Да, конечно, это показатель устойчивости, роста.

Это помогает бизнесу позиционировать себя на рынке, находить партнеров, развиваться.

Рейтингов в России очень много. Мы участвуем далеко не во всех. Если рейтинги нас устраивают по методологии, подходу, выбору, заметности, мы в них присутствуем. Здорово, когда сам по себе рейтинг классный, заметный и методологически проработанный.

Есть ли у вас какие-то пожелания агентскому рынку, что могло быть лучше в ключевых моментах?

Мне не хватает человеческой истории. Хочется, чтобы было про процесс, жизнь — только честно. Классно, если будет больше кейсов не просто про реализованный продукт, а про то, что он дает бизнесу.

У агентств как будто всё заканчивается после продакшена: появилось приложение, сайт, информационная система, и за этим больше нет никакой жизни.

Но ведь это не так. А как продукт развивается, поддерживается, какие результаты? Вот это круто, это про жизнь и непрерывный цикл.

Мы продолжаем серию интервью с ЛПРами компаний разного профиля. Будем рады обратной связи!

🔔 Чтобы не пропустить новые интервью — подпишитесь на телеграм-канал «Рейтинг Рунета».

Источник: vc.ru

Автор admin1